Вряд ли кто-то будет оспаривать необходимость иерархии и дисциплины в армии. Времена, когда можно было просто навалиться стенкой на стенку и помахать дубиной, прошли очень давно, да и тогда чаще всего имелся вождь. В наши же дни есть чёткая система званий и должностей.
Командиров можно условно поделить на стратегов и тактиков. При том, что многие характеристики у них общие, это всё же два совершенно разных рода командования.
Стратегия - решение глобальных, долговременных вопросов в большом масштабе. Этим чаще всего занимаются штабные командиры, которые сами в сражениях могут не участвовать. Для стратега важно умение просчитывать события на несколько ходов вперёд (чем больше - тем лучше) и предугадывать действия противника.
Тактика отвечает на вопрос: "что нам делать сейчас?" Задача тактика - решить задачу, поставленную стратегами в штабе. Не стоит ожидать, что отряду пришлют подробное пошаговое описание требуемых действий. Чаще всего поступает приказ сделать что-то, а выбор средств и методов оставляется полевому командиру. Само собой, тактик тоже должен просчитывать на несколько шагов вперёд, но в меньших масштабах и с меньшими ресурсами.
Одно из различий, вытекающих из этого разделения - отношение солдат. Само собой, что сержанту, с которым они прошли через десятки боёв, солдаты в чём-то доверять будут больше, чем генералу, который сидит в штабе и видели-то они его один раз. И наоборот: каким бы хорошим ни был полевой командир, не каждый солдат примет за истинное его мнение глобальных вопросах, предпочтя верить суждениям опытных стратегов. Но всё же чаще встречаются ситуации, когда своему непосредственному командиру солдаты верят настолько больше, что готовы пойти против приказа более высоких инстанций. Собственно, в этом смысле армейская иерархия смахивает на иерархию вассальную, но здесь вассал моего вассала - и мой вассал тоже. Что, впрочем, не всегда помогает предотвратить мятежи.